Rouge la flamme de la colère...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



У Ришфе

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Заведение находящееся недалеко от Менской заставы. Здесь собираются мраморщики, художники, люди рукотворного искусства.

0

2

Время медленно близилось к вечеру; но, благодаря волшебному влиянию поздней весны, которой уже завтра было суждено превратиться в юное лето, Париж был залит мягким солнечным светом.  В садах, мимо которых проходил Анжольрас, увлеченно играли дети из добропорядочных семейств: попытки бездомных воспитанников улиц попасть сюда и нарушить своим видом общую картину безмятежности и покоя пресекались, по мере сил, служителями закона; хотя некоторые всё равно пробирались в сады сквозь решетки оград и бродили возле прудов с плавающими лебедями, возле цветущих яблонь, возле чужого – столь близкого и одновременно столь далекого – счастья и иногда получали в награду за сообразительность кусок хлеба.  Но, помимо тихой радости, которой весна всегда наполняет город, в его атмосфере чувствовалось напряженное беспокойство, как на пустынной равнине перед сражением вражеских армий. 
Проходя квартал за кварталом и анализируя итоги сегодняшней встречи, молодой человек вскоре очутился возле Мэнской заставы.
- Ну что же, посмотрим, как Грантер выполнил данное им обещание, - подумал Анжольрас.

0

3

Насколько это было возможно, прямой дорогой, Грантер добрался до Менской заставы. А там и до заведения Ришфе.  В уме он перебрал все, что мог сказать. Трудная работа говорить то во что сам веришь с трудом. В знаниях ему явно не было недостатка и решительности тоже. Поэтому и сомнений не было, когда посетители заведения обратили внимания на вошедшего молодого человека. Действительно, здесь были знакомые лица, не друзья, вероятно даже не приятели, но люди, с которыми Грантер спокойно мог общаться на ты. Поможет ли это ему покажет время. Нарочито резкими движениями оглядевшись и убедившись, что посторонних ни тут, ни поблизости нет, Грантер громко кашлянул в кулак, привлекая внимание последних людей, которые были увлечены жарким спором о какой-то ерунде.
- Я пришёл сюда с важным разговором. Пора подумать он нашей старушке-родине! Вспомнить о правах, которые в последнее время топчут ногами, в конце концов!
Кое-кто стал внимательно слушать эти речи, явно заинтересованный ими. Остальные продолжили свои дела. Зычный голос Грантера звучал на фоне ударяющихся о столы костей и костяшек домино. Сам мужчина буквально горел. Но не от своих речей, а от гордости, что выполняет столь важное дело. Что касается речей, то произнося их, мужчина еле сдерживал усмешку в тоне.
- Мы не должны терпеть унижения! Вспомнить хотя бы девиз Великой французской революции. Где свобода, где равенство и братство? Кто помнит об этих принципах? Да, принципах! Где они? Пришло время восстанавливать их.
В этой манере Грантер выступал с полчаса. Слушателей прибавилось. Да и попробуй не слушать, когда о принципах орут на всё помещение, перекрикивая все остальные разговоры. К концу речь потеряла смысл, молодой человек начал заниматься тем, к чему был более привычен: Он начал разглагольствовать на отвлеченные темы. Но всё равно замолчав он с чувством выполненного долга уселся за стол к одному из знакомых и там провёл следующее время в обществе собеседника, с которым можно было дальше спорить и играть в домино, и конечно же бутылки вина. Обсуждали это выступление около часа, потом постепенно почти все потеряли к нему интерес. Лишь то тут, то там слышался шёпот и этот шепот давал Грантеру чувство выполненного долга и успокаивал его совесть.

+1

4

Наверно, каждый человек, даже не имеющий склонности к размышлениям о высоких материях, задумывался о значении времени; о том, как его горизонталь, протяженная в вертикали вечности, с одной стороны, способна служить инструментом для четкой регламентации человеческой жизни, принудительно расписывая её по часам и минутам,  а с другой стороны – преподносить в виде безвозмездного дара забвение страдающей душе; неотвратимо приближать смерть – но вместе с тем быть и необходимым условием для любого прогресса и развития.  Время полно загадок и противоречий. Время не лишено субъективности: в восприятии, например, каторжника, осужденного на казнь, прожитый астрономический день будет сильно отличаться от этого же дня, но в восприятии королевского чиновника, отбывающего положенные часы на рабочем месте в обществе официальных бумаг.  Абсолютная линия времени словно искажается в призме индивидуального сознания. Каждое мгновение несет в себе определенную предпосылку для событий будущего, являясь одним из базовых элементов системы каузальных связей. В едином временном поле располагаются различные случайности, которые затем превращаются в факты;  эти случайности, ведущие свой род из глубины веков, переплетаются между собой… И происходит то, что происходит.

Собственно, к чему это всё? Если бы Анжольрас пришел к Мэнской заставе на час раньше, он мог бы застать  Грантера за почти героическими усилиями, вопреки всему, поведать завсегдатаям у Ришфе, что Франция и её народ стоят у порога нового мира. Или же, наоборот, если бы энтузиазм и контрреволюционная инициатива жандармов не прервали собрание в Латинском квартале, Анжольрас мог бы оказаться у заставы позже и решить, что разумный срок, отведенный для миссии Грантера, уже истек…

Но так уж сложились обстоятельства, что молодой человек пришел к Мэнской заставе именно сейчас, когда стихла не только речь Грантера, но и относительная оживленность её обсуждения.
Анжольрас приоткрыл дверь и вошел. Посетители заведения вели себя как самые типичные обыватели, смеялись и наполняли стаканы дешевым вином; то и дело звучали пошлые шутки, эмоциональные восклицания и иногда шепот. Зайди сюда пара полицейских, пусть даже с преувеличенным до степени паранойи осознанием собственного долга охранения режима от посягательств, они бы не нашли, к чему придраться. Сам же «посланник»  беспечно играл в домино и, конечно, успел обзавестись очередной   бутылкой вина.
Нельзя сказать, что Анжольрас испытал разочарование: он был готов застать нечто подобное; он лишь окончательно убедился, что идея  с поручением была заведомо утопична.  Юноша даже не собирался подходить к горе-революционеру с проповедью, что, мол, нехорошо и безнравственно инициировать собственные обещания, которые впоследствии всё равно окажутся забытыми и принесенными в жертву пьянству. К чему тратить слова. Анжольрас еще раз обвел комнату взглядом, задержав его на Грантере.

+1

5

Вероятно, Грантер даже удивился, когда понял, что не заметил находящегося в помещении Анжольраса. Увлеченный игрой, бурным спором по поводу неё же и, что было не странным, бутылкой с вином, он, казалось, сам забыл, что совсем недавно пытался донести истины важные для всех в его кругу знакомых, кроме него самого. Но бывает так, что даже в самой напряженной ситуации, можно почувствовать взгляд, уставленный на Вас. И именно поэтому молодой человек повернулся. И он даже не понял проблему, тонкую иронию судьбы, которую подготовила ему недолговечность плодов его усилий. И именно поэтому он не мог ни понять, ни заметить, что о нём думает Анжольрас. Взгляд выражал обычную суровость, смешанную с легкой долей презрения. Над ними мужчина давно уже не задумывался. Пока ещё Грантер с гордостью ощущал чувство выполненного долга. Поэтому он лишь поднял бутылку в приветственном жесте, лишь тогда начиная понимать, что что-то здесь не так.

0

6

Анжольрас всё еще стоял на пороге заведения, когда Грантер, интуитивно чувствуя его взгляд, повернулся и – вот уж воистину безмерное нахальство! – адресовал ему приветствие, в обычной своей беззаботной манере приподнимая бутылку. У Анжольраса на мгновение мелькнула мысль о том, что некоторые люди, используя в течение жизни определенные вещи, как бы обретают с ними некое единство и тождественность; для окружающих их образ без этой вещи становится незавершенным, да и сами они ощущают себя неловко. Примеров таких вещей может быть множество: веер в руках у молодой кокетливой девушки;  траур, который кто-то когда-то одел в целях демонстрации своей безутешности и показательно бесконечного горя; солидная трость у пожилого господина-буржуа; и, собственно, бутылка вина у Грантера...
А тот выглядел так, будто не он только что подвел «Друзей Азбуки»: ни капли осознания своей безответственности!
- Пьян, - равнодушно, но не без ноты презрения вынес вердикт Анжольрас.

0

7

Взгляд, которым Грантер ответил на столь очевидное замечание, был весьма красноречив . Там было и внезапное осознание сложившейся ситуации, и укор, точнее сказать его вечное «Ты меня и мои потуги помочь не ценишь, а зря», и ещё много различных чувств и мыслей, которые вызвало это простое слово и тон, которым оно было сказано.
- Ты опоздал, - заметил молодой человек и этим ограничился в  своих оправданиях. Грантер своим вечно затуманенным разумом решил, что Анжольрас может думать, что хочет и воспринимать это замечание, как посчитает нужным. А возможность доказать ему свою полезность ещё представится. Рассказывать про неоцененные потуги он во всяком случае не собирался.

0